«У НАС НЕ БЫВАЕТ ПРОСТЫХ ПЛОЩАДОК»

О программе расселения и планах развития подведомственной территории рассказал глава Нижегородского района ИГОРЬ СОГИН.

 

    За первое полугодие 2014 года в Нижнем Новгороде из ветхого и аварийного жилья было расселено 109 семей, 59 из которых из Нижегородского района. О программе расселения и планах развития подведомственной территории рассказал глава Нижегородского района ИГОРЬ СОГИН.

    

— За весь прошлый год в Нижегородском районе из ветхого и аварийного фонда удалось расселить 60 семей. В этом году почти столько же семей поменяли жилье всего лишь за полгода. В чем причина выросших показателей?

— Это результат профессионально проведенной предварительной работы. Вообще, от момента принятия решения о расселении и до предоставления жилья проходит обычно от полутора до двух лет, в зависимости от ситуации. Сегодняшние показатели — это результат работы в 2012–2013 годах.

— Сколько еще семей планируете расселить до конца года и в какие районы?

— Что касается районов, куда мы переселяем людей, то сейчас это в основном Приокский район, улица Академика Сахарова. Недавно появилась возможность переселять и в Канавинский район на Волжскую набережную.

— Какие площадки в вашем районе наиболее сложные для расселения?

— У нас не бывает простых площадок. Во-первых, расселение — это достаточно новый и сложный процесс с огромным количеством юридических тонкостей. Программа «волновое переселение» действует всего лишь с 2011 года, ничего подобного до этого не было.

В советские годы строили «в чистом поле». Главное было — получить метраж. От исторического центра просто уходили в сторону улицы Деловой, Верхних Печер и так далее, где не надо было ничего сносить. Не было частной собственности, приватизации, магазинчиков и лавочек. А сейчас все это есть. И есть люди, которые пытаются этим воспользоваться. Приведу пример. Признаем дом аварийным, перед расселением появляются риэлторы, которые выкупают жилье и начинают с нами судиться за максимальную нерыночную сумму. Такой у людей бизнес. В результате мы попадаем в суды. До недавнего времени подобные схемы носили массовый характер. Но благодаря профессиональной работе юристов нам удалось этот накал сбить.

— Но ведь не хотят переезжать не только риэлторы?

— Да. Много тех, кто не хочет уезжать из Нижегородского района, даже в новые, благоустроенные микрорайоны. Люди привыкли жить в самом центре города, в его исторической части. Даже если у них нет воды, падают потолки, а кругом выгребные ямы.

Кроме того, далеко не все и не всегда правильно понимают суть аварийного переселения. Приходят на прием и говорят: у нас в одной комнате живут 18 человек, дайте нам квартиру побольше, а лучше сразу несколько. И мы объясняем, что в данном случае не занимаемся улучшением жилищных условий. И, переезжая из-за аварийности дома, они не теряют место в очереди на улучшение. Если мы будем решать сразу обе эти задачи, то быстро иссякнем.

А бывают и курьезные случаи. Расселили весь дом, осталась одна бабушка, которая потеряла паспорт. Но не это самое страшное. У бабушки... около 30 кошек...

— И все прописаны?

— К счастью, нет, но мы должны их всех перевезти. Приходится подбирать им помещение на первом этаже. Или другой случай. Выделили квартиру. Надо идти смотреть. А человек звонит и честно признается, что у него запой. Я, конечно, говорит, приду, посмотрю, но не знаю когда. И мы его ждем.

— Программа волнового переселения действует до 2015 года. Она будет продлеваться?

— Программа была утверждена городской думой. Она прекрасно себя зарекомендовала, поэтому думаю, что да.

— В прошлом году планируемое расширение улицы Горького вызвало большой общественный резонанс. В результате проект отложили. В то же время муниципалитет расселяет там несколько домов. Значит ли это, что магистраль будут расширять по старому проекту с учетом сокращения территории парка Кулибина?

— Расширение проезжей части улицы Горького неизбежно. Для этого нам необходимо убрать несколько домов, в том числе и музей нижегородской интеллигенции, который будет разобран и воссоздан на новом месте. Но парка это коснуться не должно. Ранее было принято решение изменить проект, чтобы он не затронул зеленых насаждений. Рядом с парком будет не шесть, а пять полос.

— Для парка был разработан проект развития, есть результаты?

— Проект находится в стадии реализации. В целом он подразумевает деление парка Кулибина на различные зоны активности: досуговую, спортивную и так далее. Проект этот не дешевый — общий объем инвестиций 60–70 млн. руб. Таких денег в городском бюджете, конечно же, нет. Но теперь у парка есть попечительский совет, и мы активно сотрудничаем с фондом «Нижегородский», который помогает искать благотворителей. Буквально неделю назад мы открыли в парке новый шахматный павильон. Высаживаем цветы, ухаживаем за деревьями. Скоро будем устанавливать новую детскую площадку.

— В последнее время Нижегородский район — в центре градостроительных конфликтов, связанных с сохранением памятников архитектуры, зеленых насаждений. В чем вы видите причину возникающих споров между жителями района и застройщиками?

— Подобные конфликты неизбежны в городе со старой застройкой. Застройщики хотят получить максимальную прибыль, а граждане — сохранить город уникальным. И мы согласны с горожанами. Потому что побеждает тот, кто уникален. Но уникальность не тождественна разрухе. В этих домах людям должно быть комфортно. Когда в 90-е годы ветхий дом, в котором я прожил 25 лет, начали расселять, к нам тоже приходили люди с плакатами. Я помню, как подходил к ним и предлагал поменяться жильем. Нужно находить баланс. Сейчас в администрации разрабатывается программа, по которой мы будем расселять людей из домов, считающихся памятниками архитектуры, а затем отдавать эти объекты инвесторам за символическую плату, но с условием, чтобы они их восстанавливали.

Конфликты чаще всего возникают из-за неизвестности. Свежий пример: общественные слушания по парковке в Почаинском овраге. Два раза слушания срывались, потому что мы не смогли ответить на все вопросы, которые нам задавали жители: что будет с озеленением территории, не случатся ли оползни? Но когда мы нашли ответы, большинство жителей с нами согласились. Люди поняли и приняли наши доводы.

— Какие перспективные площадки для жилищного строительства остались у вас в районе?

— Следующие несколько лет будут эпохой улицы Ильинской и прилегающих к ней территорий.

— Парковочные места также существенная проблема для исторического центра. Решается ли этот вопрос?

— Я считаю, что въезд в центр нужно ограничивать. Он не рассчитан на такое количество машин. В Генплане есть места, где должны быть организованы перехватывающие парковки. Парковки нельзя строить за бюджетные деньги. Мы должны строить сады, школы, дороги, заниматься благоустройством. А парковки — это бизнес.

— У большинства торговых центров есть платные подземные парковки. Но зачастую они стоят пустые. В то же время снаружи машины запаркованы в три ряда. Могут ли власти обязать владельцев ТЦ предоставлять автовладельцам парковочные места бесплатно хотя бы на час?

— Можем обязать. А еще мы можем обязать их построить садик и дорогу до аэропорта и много чего. Только они посчитают затраты и уйдут... в Самару. Цены на этих парковках не запредельные. Вот увидите, когда ПАРКОН заработает в полную силу, все места заполнятся. По себе знаю. Мне как-то пришел штраф за неправильную парковку на полторы тысячи рублей. Очень неприятно. Оплатил. Теперь пользуюсь платными стоянками.

 

Беседовал Антон Прусаков. "Коммерсантъ. ЖН", №154, 29 августа 2014